Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Книжные новинки в ноябрьском номере ЛЕХАИМА

В НОВОМ НОМЕРЕ РЕЦЕНЗИРУЮТСЯ:
- Исроэл-Иешуа Зингер. Семья Карновских. Пер. с идиша Исроэла Некрасова. М.: Текст; Книжники, 2010. –
672 с. (Серия "Проза еврейской жизни")
- Вера Чайковская. Тышлер. М.: Молодая гвардия, 2010. – 332 с. («Жизнь замечательных людей». Малая серия.)
- David Fanning. Mieczyslaw Weinberg In Search of Freedom («В поисках свободы»). Hofheim: Wolke Verlag, 2010. – 220 p. (на англ. яз.).
- Александр Фридман, Ольга Вечерина. Израиль и Индия – два полюса мирового алмазобриллиантового рынка. М.: Наука, 2008. – 542 с.
- Велвл Чернин. Ближневосточный фронтир. М.; Иерусалим: Мосты культуры/ Гешарим, 2010. – 288 с.
- Примо Леви. Канувшие и спасенные. Пер. с итал. Е.Б. Дмитриевой. М.: Новое издательство, 2010. – 196 с.

Мы предлагаем вашему вниманию рецензию Данилы Давыдова на: Мария Голованивская. Нора Баржес. М.: Новое литературное обозрение, 2009. – 240 с.

Жизнь в вакууме

Новый роман известной писательницы, филолога и переводчицы с французского (среди ее работ – такие сложные авторы, как Лотреамон, Раймон Кено, Борис Виан) построен как серия микроэпизодов-вспышек, которые и сами по себе весьма дискретны. При этом перед нами четкая проза, лишенная украшений и виньеток, своего рода голый каркас, бескомпромиссный в сути сообщаемого. Здесь видится возможная учеба у французского нового романа, вполне ожидаемая именно у Голованивской. Однако это никоим образом не имитация или подражание – «Нора Баржес» представляет собой вполне самостоятельный текст.

Сюжет прост: она и он, еврейская интеллигентная семья. Она – реставратор, рафинированная и резкая женщина, он – некогда ученый, сделавший из науки бизнес, простоватый, сентиментальный и одновременно грубоватый. Еще есть дочь. Еще есть его многочисленные любовницы. И ее – да-да, именно так – подружка, глупенькая карьеристка из провинции Риточка, отчасти противопоставленная унылой обыденности, идеализированная, отчасти заведенная назло мужу, который знает о ней, точнее, узнаёт, и все это создает некую извращенную игру, потому что теперь уже он соблазняет Риточку, назло жене. Извращенную не в сексуальном смысле, хотя роман весьма откровенен,  но его главный механизм таится в самом существовании на грани психопатологии.

Collapse )