Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Борис Жутовский. БОК О БОК СО ВРЕМЕНЕМ И ИСТОРИЕЙ

Вся правая сторона, от Дорогомиловской заставы до железной дороги, если идти из центра, – территория двух кладбищ, русского и еврейского. Кладбища эти одни из самых старых в Москве. Почему именно здесь, понятно – окраина города. Мыльный и сальный заводы, Бакановая фабрика, каменоломни и бойни, земли Береняковской слободы. На русском кладбище – храм Спаса Нерукотворенного образа, на еврейском – синагога. На этих двух кладбищах мы прогуливали школу, играли в прятки и «колдунчики».

Панорама, открывающаяся с «Высокого берега» Москвы-реки. 2008 год.

Вспоминаю, как с Юлианом Семеновым, который тогда никаким Семеновым не был, а носил обстоятельную отцовскую фамилию Ляндрес, все на тех же кладбищах учились прицельной стрельбе из пистолета. (Пистолет был отца Юлика.) Не упомню уже, во что мы целились тогда, но сейчас кажется, исключительно во Время. И пока мы с Юликом целились во Время, на бывшей заставе строились потихонечку дома ЦК. Последний был домом, в котором жили Брежнев и Андропов. Строил его Федос Шавлюгин, каменщик знатный, за что и стал депутатом Верховного Совета и лауреатом Сталинской премии. Премиальные Федос быстро пропил с нами там же – на кладбище.

Всю свою сознательную жизнь я живу на Можайке. Наш дом – первый, построенный заводом, на котором работал отец. Возвышался он аки штык над деревянными постройками. А вселились мы сюда, в этот дом, накануне отлета отца в экспедицию. Отец погиб, возвращаясь из Арктики. Самолет, вылетая из Архангельска, грубо задел шасси о дамбу и… Отец вытолкнул с борта почти всю экспедицию. Спастись сам не успел. 18 мая была годовщина его гибели. Семьдесят лет. Я его совсем не помню. Впервые увидел «живого», двигающегося отца, когда мне показали выпуск киножурнала «Новости дня» из архива Госфильмофонда, в котором он улетал в Арктику. Нашли в архивах и пленку его торжественных похорон, с эскортом из конной милиции по пути с Красной площади на Новодевичье кладбище.

Две эти ленты не столько символизируют собою жизнь и смерть как таковые, сколько консервируют и комментируют некоторые аспекты бытия в определенное время и в определенных черно-белых условиях.

Необходимое мне, сыну героя, сверхличное добывалось путем устранения чрезмерной пафосности, ложной героизации тех лет. И тогда оставалась боль. В чистом виде. И маршрут у нее был один – к нам на Можайку.

У меня дома висит фотография, которую я снял в 1947 году. По прошествии многих лет могу сравнить нынешний вид из окна с тем, давнишним, – бараки зэчьи, перед бараками на пустыре картошка посаженная; на нашем огородном участке теперь конный Кутузов. А потом в эти бараки вселили пленных немцев, вскоре их расшвыряли по всему Подмосковью и снова вернули зэков… Сегодня на месте бараков панорама Бородинской битвы раскинулась, парк и свезенный с разрушенного русского кладбища обелиск «Тремстам русским воинам, погибшим в Бородинском сражении».

Русское кладбище стали сносить первым, перед самой войной. Сносили с дальнего конца. На этом месте построили два дома. Во дворе третьего осталась стоять кладбищенская церковь. (По странному стечению обстоятельств первые бомбы, сброшенные на Москву в начале войны, угодили в эту церковь и – в синагогу еврейского кладбища.) А потом потихонечку стали сносить и еврейское, необходимость расширения и благоустройства коего считал в свое время насущно важной генерал-губернатор, давая следующее распоряжение: «Согласно составленного на сей предмет плана на их, евреев, счет, к чему со стороны строительного ведомства препятствий не встречается, а с уничтожением рва и вала и обнесением кладбища забором не потребуется прирезки земли». Он же, проявляя положенную по чину бдительность, предписывал «земской полиции иметь бдительный надзор, чтобы на сем кладбище не было складки товаров или других вещей и также действий и распоряжений, не относящихся до погребения умерших».

  

Вид из окна квартиры Б. Жутовского. 1947 год.

Collapse )

ХАНУКА В КРЕМЛЕ

Вчера в Государственном Кремлевском дворце прошла церемония вручения премии Федерации еврейских общин России "Человек года 5770".
Материал Оксаны Алексеевой о ставшей традиционной премии и церемонии в Кремле, а также о лауреатах минувшего года, читайте в январском номере "Лехаима". А мы представляем некоторые фрагменты этого действа.






"Человеком-легендой" стал Петр Тодоровский, актер и режиссер. Награждает его лауреат премии 5765 года в этой же номинации Владимир Этуш.



В номинации "Благотворительность" "Человеком года" стал глава фонда "Керен Едидут" раввин Йехиэль Экштейн. Статуэтку "Скрипач на крыше" ему вручил Леви Леваев, лауреат премии ФЕОР 5763 года.



В номинации "Журналистика" был награжден главный редактор журнала "Сноб" Владимир Яковлев. Поздравляет его Лев Новожженов.



Лучшим телевизионным проектом был назван фильм "Подстрочник", в котором переводчица Лилиана Лунгина повествует о своей жизни.  Продюсера и режиссера фильма - Феликса Дектора и Олега Дормана - награждают ведущие вечера в Кремле, известные тележурналисты Леонид Парфенов и Марианна Максимовская.



Собравшихся порадовали выступлениями израильский певец  Давид D’Or   и




великолепный джазовый коллектив Игоря Бутмана и Вадима Эйленкрига.




В зале Кремлевского дворца собрались люди разные: очень веселые и 



очень серьезные...

Из лучших публикаций журнала. Михаил Горелик. СМЕРТЬ ТРЕДИАКОВСКОГО

Горчев украсил свою «Гондвану»[1] картинками собственного изготовления – непременно попрошу редактора вставить их как можно больше, даже и до полжурнала. Вот, скажем, партизанская серия: «Партизаны сбили кашалота (Удачный выстрел)», «Ворона приметила фашиста», «Слон бежал из немецкого плена» и прочее. И в текстах, и в графике этот Горчев затейлив и изобразителен. Стихия языка с убедительной иллюзией спонтанности и произвольности. Льется как бы куда сама хочет. Ненормативная лексика как неотъемлемая часть эстетики. Всегда уместно. Хотя и на любителя. С элементами олбанского падонкофского языка[2] – он же интернетный человек, этот Горчев. Допускаю, да что там допускаю, уверен: немалая часть несовпадений с нормой – результат не умысла, а отсутствия корректора и прямого раздолбайства.

   

   

Collapse )


© Лехаим, 2009