Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Нехемия Переферкович. ВРАГИ ТАЛМУДА (часть 2)

6.

Все эти диспуты – ничто в сравнении со знаменитой борьбой по поводу Талмуда, которая разгорелась в XVI веке в Германии и которая удивительным образом стала одной из первых причин или, точнее, поводов реформационного движения.

Дело началось с доноса на Талмуд со стороны выкреста Иоанна Пфеферкорна, человека с очень темным прошлым. По научению кельнских доминиканцев и будучи снабжен ими влиятельными рекомендациями, Пфеферкорн обратился в 1509 году к императору Максимилиану с предложением подвергнуть просмотру все еврейские книги, имеющие обращение в империи, и уничтожить вредные для христианства. Император предложил майнцскому архиепископу собрать отзывы о Талмуде немецких университетов и особенно прославленного тогда ученого гуманиста Рейхлина, знакомого с еврейским языком.

Из всех собранных таким образом мнений отзыв Рейхлина действительно наиболее интересный. Этот ученый говорит следующее:

«Еврейская литература состоит из множества отделов. Может быть, в отделе поэзии, басен, сатиры и имеются нападки на христианство, но этот отдел особенного значения для евреев не имеет. Сожжение таких книг, буде в них нападки действительно окажутся, можно только рекомендовать. Зато другие еврейские книги весьма полезны. Отдел библейских комментариев необходим для христианских богословов. Все, что написано лучшего о Ветхом Завете, заимствовано из еврейских книг, и если исключить из знаменитого комментария Николая Лиры все, что он взял у еврейского комментатора Раши, то почти ничего не останется. Кабалистические сочинения тоже весьма полезны для христианства».

Что касается собственно Талмуда, сказано далее, то он, Рейхлин, в этом сочинении понимает очень мало, но он знает людей, еще менее его понимающих Талмуд и все-таки осуждающих его. «Между тем Талмуд вовсе не таков, чтобы всякий дурак мог свободно обсуждать его».

Свой отзыв Рейхлин заключает практическим советом: в каждом университете открыть две кафедры еврейского языка и раввинской литературы; на этом пути евреи постепенно обратятся в христианство.

На основании этого, столь авторитетного отзыва император приказал возвратить уже отобранные было доминиканцами у евреев книги их владельцам!.. Доминиканцы не могли переварить такого афронта и выпустили ядовитый памфлет против евреев и будто бы подкупленного ими Рейхлина. Рейхлин же и его друзья не остались в долгу – разгорелась чернильная война. Общественное мнение, впервые обнаружившееся тогда в Европе, было на стороне гуманистов, которые, с Ульрихом фон Гутеном во главе, прославляли оболганного монахами Рейхлина в прозе и стихах. В 1516 году появились знаменитые «Письма темных людей», жестоко изобличавшие кельнских доминиканцев. Вся Европа хохотала, читая эту остроумную и едкую сатиру, клеймящую яркими красками невежество, низость и безнравственность не по достоинству забравших огромную власть монахов. Через два года Мартин Лютер начал дело реформации, а в 1523 году выпустил свое сочинение, озаглавленное «Что Христос был родом еврей», – сочинение, в котором он предлагает, в противовес католикам, обращаться с евреями как с братьями, оказывать им христианскую любовь, защищать их и дозволять им жить и работать повсеместно.

Между тем интерес к Талмуду возрос чрезвычайно. Император Максимилиан поручил своему лейб-медику, крещеному еврею по имени Рициус, перевести Талмуд на латинский язык: императору захотелось знать, о чем собственно идет речь в этой книге, которую он чуть было не осудил. Рициус перевел в 1519 году три трактата: Мишну Брохойс, Сангедрин и Макойс, а также отрывки из вавилонской Геморы к трактату Сангедрин. Даже папе Льву X стало стыдно за гонения на Талмуд, и он не только снял с него запрещение, но выразил желание увидеть Талмуд напечатанным. Тогда известный венецианский типограф христианин Даниил Бомберг приступил в 1520 году к печатанию Вавилонского Талмуда; через несколько лет им же напечатан и Палестинский Талмуд. Издания эти, дошедшие до нас в нескольких десятках экземпляров, снабжены охранительными привилегиями папы.

Издание Бомберга – первое полное издание Талмуда, так называемое editio princeps. Весь Талмуд Вавилонский был закончен печатанием в три года (1520–1524 годы) и с внешней стороны не оставляет желать лучшего. Цензурных помарок в нем почти нет (между тем, печатавшиеся до того отдельные трактаты Талмуда печатались с цензурованных рукописей), и единственный недостаток его – громадное количество опечаток, особенно в комментариях, что легко объясняется спешностью работы и тем, что наборщики были неевреи. Очевидно, спрос был громадный, так как через пять лет (1528–1531 годы) Бомберг напечатал второе издание Талмуда, представляющее собой дословную перепечатку с первого, без исправления старых ошибок и с прибавлением новых.

Но и этими двумя изданиями спрос не был удовлетворен. В 1546 году стало выходить в Венеции новое издание Талмуда с более строгой корректурой. Это было издание Марко Антонио Джустиниани, также христианина. Издание это, действительно корректное, пользовалось прекрасной репутацией, так что позднейшие издатели, чтобы расхвалить свой товар, печатали на титулах: «перепечатано с издания Юстиниана», хотя на самом деле этого и не было. Издание Юстиниана замечательно еще тем, что благодаря ему установилась раз и навсегда пагинация Талмуда. (Дело в том, что к этому изданию приложен указатель параллельных мест по страницам второго бомбергского издания. Чтобы указатель имел смысл, Юстиниан должен был сохранить бомбергскую пагинацию, а так как в позднейших изданиях Талмуда этот указатель перепечатывался без изменений, то везде должно было сохранять ту же пагинацию.) Скоро все комментаторы и авторы различных сочинений стали цитировать Талмуд по юстиниановской пагинации, и таким образом она дошла неизмененной до нашего времени.

В 1548 году Бомберг приступил к третьему изданию Талмуда, так что всего в течение 30 лет вышло четыре издания. Талмуд быстро распространился по Италии и городам Востока, находившимся в сношениях с Венецией, а также в Германии и Польше.

Иоганн Рейхлин и Ульрих фон Гутен. Страсбург, 1509 год.

Collapse )

ЧИТАЙТЕ В АВГУСТОВСКОМ НОМЕРЕ ЛЕХАИМА:

- Шолом-Алейхем "Не свадьба, а Б-г знает что...": новый перевод рассказа, не включенного в советские издания классика

- об интересах РПЦ в Палестине: материал Александра Яновицкого

- Евгений Сатановский о социальных и электоральных особенностях русского Израиля

- четыре интервью Афанасия Мамедова памяти Елены Боннэр; его собеседниками выступят Иосиф Бегун, Владимир Войнович, Нина Воронель и Натан Щаранский

- Александр Иличевский о благовониях в религии и культуре в эссе под названием "Аромат и достоверность" 

- Аркан Карив об аргентинских евреях и их двойном патриотизме 

- Некод Зингер об итогах Иерусалимского театрального фестиваля, Алексей Мокроусов - обо всем, что есть еврейского на ММКФ

- Ирина Мак вспоминает кинофильм режиссеров Яна Кодара и Элмара Клоса "Магазин на площади" (Чехословакия, 1965)

- а Ирина Головинская делится впечатлениями от поездки в Ганновер - и предлагает последовать ее примеру.

25-я Иерусалимская книжная ярмарка, стенд 536, ждем вас!

"Книжники" ждут гостей Иерусалимской книжной ярмарки на стенде № 536 с понедельника по четверг с 10 до 22, в пятницу с 10 до 13.
Небольшой фоторепортаж о первом дне работы ярмарки.



Книги из России представляют: Дэвид Розенсон (директор фонда "Ави Хай" в СНГ), представитель ярмарки, Людмила Улицкая, Дмитрий Ицкович, Линор Горалик.



На стенде № 536 издательств "Текст/ Книжники".



Линор Горалик и Борух Горин ("Лехаим", "Книжники"), на заднем плане - Михаил Гринберг ("Гешарим/ Мосты культуры").



На стенде издательств "Текст/ Книжники": Светлана Шенбрунн и Ольгерд Либкин ("Текст").



На стенде издательств "Текст/ Книжники": Валерий Генкин ("Текст") и Игорь Губерман.



Агентство "Книжники" на стенде сети магазинов Стеймацки, Левана Дворсон.

Леонид Словин. «АЛХИМИК». Опыт литературоведческого расследования

Юноша-пастух по имени Сантьяго в своих скитаниях с овцами по зеленым холмам Центральной Португалии всегда брал с собой книгу, которую по возвращении в город обменивал на новую. Постоянное пребывание в мире духовности, близость к природе одарили романтичного юношу необычной судьбой. Не каждому суждено встретить в жизни людей, отмеченных печатью Провидения, не каждому довелось ночевать вместе со своей отарой в старом разрушенном храме, не каждому снился сон о кладе, ожидающем за многие тысячи километров своего будущего собственника, и не каждый при подобных обстоятельствах решился бы устремиться на его поиски.

 Именно это выпало на долю Сантьяго. Путь к заветному месту предстоял далекий – сначала морем, а дальше караванным путем через Северную Африку. И все же юноша решился предпринять рискованное путешествие. Сантьяго продал овец и направился в портовый город, где очень быстро лишился своих денег, став жертвой первого же мошенника, обещавшего ему помочь с билетом на корабль. После этого юноше не осталось другого, как только искать себе работу… В конце концов, за год он собрал достаточно денег, чтобы купить билет и отправиться в дорогу.

Путь через немирную, полную враждующих между собой племен Северную Африку оказался полным опасностей, лишений и трудностей. Тем не менее Сантьяго с каждым днем все ближе к цели своего путешествия. Настал день, когда казалось, что клад – вот он, совсем рядом, но тут юноша неожиданно попал в руки жестоких разбойников, которые приняли его за вражеского лазутчика. Жизнь юноши повисла на волоске, и, скорее всего, он был бы убит, если бы не главарь шайки, которому Сантьяго откровенно рассказал о причине, побудившей его предпринять рискованное путешествие по Черному континенту. Искренняя исповедь юноши нашла отклик в сердце главаря шайки, и тот, посмеявшись над его историей и сжалившись над ним, приказал разбойникам отпустить его с миром. На прощанье главарь признался, что ему однажды тоже приснился клад, который находился где-то далеко, чуть ли не на другом конце земли…

–     В Португалии. В старом разрушенном храме…

Collapse )
© Лехаим, 2009

Добровольные скитания. Максим Василенко. ДРУГАЯ ВЕНЕЦИЯ

Когда мы говорим об Италии, на ум сразу приходит множество названий: Рим, Неаполь, Флоренция, Падуя. Каждый из этих городов несет на себе отпечаток многовековой истории, каждый по-своему интересен, привлекателен и даже уникален. Но тот, кто не был в Венеции, не был в Италии.

Ханукия на площади в Гетто Нуово.

Венеция сегодня – это место паломничества туристов со всего мира. Она расположена в обширной лагуне Адриатического моря на ста восемнадцати островах, разделенных между собой ста шестьюдесятью каналами, через которые переброшено более четырех сотен мостов… С высоты птичьего полета город похож очертаниями на огромную рыбину, тело которой прорезано зигзагом Канала Гранде – Большого канала, главной «улицы» Венеции, доступной только с воды. По обе стороны этого канала лежат шесть городских районов, обозначившихся еще в Средние века, – по три на каждом берегу. Справа – главный, Сан-Марко: там власть и реликвии, там хранятся все «проглоченные» венецианской Рыбой жемчужины, изумруды и рубины. Выше по той же стороне – Канареджо с древними монастырями и «еврейским умом» Венеции, ее Гетто. Ниже – хвост Рыбы, Кастелло, где на верфях Арсенала строились огромные корабли, где ковалась морская власть республики. Слева от Большого канала – тесно сплетенные в самом сердце города Сан-Паоло и Санта-Кроче, где расположен главный мост города, Риальто – главный рынок и главный банк. И слева же – отстраненный Дорсодуро: район искусств, университета, место созерцательных прогулок и отшельничества.

Collapse )
© Лехаим, 2010