Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

ТЕКУЩИЙ НОМЕР. Зоя Копельман. О ГЕНДЕРНЫХ МЕТАМОРФОЗАХ В ИВРИТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Отец не раз говаривал:
— Ентл, у тебя мужская душа.
— Тогда почему я родилась женщиной?
— Даже Небо иногда ошибается.

И. Башевис Зингер 

Курица — не птица, баба — не человек,
прапорщик — не офицер.
Пословица

Гендерный подход оказался весьма плодотворным в литературоведении. Он высветил неожиданные аспекты уже знакомых произведений и инициировал создание новых стихов и прозы, где на первый план выступили прежде невиданные либо маргинальные явления. Оценка литературного канона с гендерных позиций позволила по-новому осмыслить некоторые привычные факты. Приведу два сугубо еврейских примера:

1. Сионида, стихотворение, обращенное к Сиону, т. е. Стране Израиля, от лица поэта-мужчины, который объясняется ей, Стране, в любви и изливает боль измученного в разлуке сердца. В этом каноне используется гендерная оппозиция: поэт-мужчина — Страна-женщина[1], как, скажем, в сиониде пропагандиста возвращения в «страну родную» Лейба Яффе, где есть такие строфы:

Тебе, страна моя родная,
Порывы юношеских сил,
В восторге творческом рыдая,
Я безраздельно приносил.

Тоской и радостью томимый,
К мечте далекой взор воздев,
Тебе, не женщине любимой,
Сложил я первый свой напев[2].

Какую возможность оставляет подобный канон поэтессе? Петь с чужого, мужского голоса. Рахиль Пресс, посвящая свою сиониду чаровнику дамских сердец Лейбу Яффе, так и делает:

Тихо плывут облака белоснежные,
Тихо журчит ручеек под горой,
Шепчутся тихо деревья прибрежные...
Долго сижу я, объятый тоской.

Думы летят... Средь природы чарующей
Чуждый всему, я томлюсь[3].

Ту же гендерную замену находим и в сиониде поэтессы А. Георгиевой:

Одинокий, без участья,
И судьбой гоним,
О тебе всю жизнь мечтал я, Иерусалим!

<...>

Жизнь прошла в стране далекой,
Словно тяжкий плен,
Умереть пришел я, странник,
У родимых стен[4].

Collapse )

Евгений Левин. Секс в талмудической традиции

Есть старый советский анекдот: лектор, приехав в колхоз с докладом на тему «Различные виды любви», начал так: «Существуют три вида любви: к представителю противоположного пола, к представителю своего пола, и любовь советского народа к Коммунистической партии. Вот о ней мы и поговорим – первый слайд, пожалуйста». Эта статья ничего подобного не предлагает – речь действительно пойдет о сексе и взгляде талмудической литературы на интимные отношения. Слайдов, правда, не будет – их заменит множество не менее наглядных и красноречивых цитат из Талмуда и других классических еврейских текстов.

Обязанности мужа по отношению к жене

В некоторых религиозных традициях полное воздержание – идеал духовности. Сексуальные отношения считаются в лучшем случае допустимыми («лучше жениться, чем разжигаться»). Во-первых, они нужны для продолжения рода, поскольку иначе мы обречены на вымирание; во-вторых, человек несовершенен и слаб, поэтому не способен устоять перед соблазном. И на это делают скидку.

Однако в данном вопросе иудаизм придерживается противоположного мнения. С еврейской точки зрения святость достигается не отстранением от мира, а осмысленным поведением именно в мире того, кто желает исполнить выраженную в заповедях волю Творца, который создал род людской таким, каков он есть. Смысл человеческой жизни в соблюдении Его повелений, а первая из них: «Плодитесь и размножайтесь». Он даровал всему живому радость и удовольствие при соблюдении этой заповеди. Интимная жизнь может быть освящена, как, впрочем, и любая другая физиологическая потребность, если она удовлетворяется в предписанных Создателем рамках и подчинена Его воле. В соответствии с Алахой, регулярная близость – одна из обязанностей, которую возлагает на себя еврейский муж, вступая в брак: «Когда человек берет женщину в жены, он становится обязанным <...> кормить ее, одевать и оказывать супружескую близость»[1].

Collapse )