lechaim_journal (lechaim_journal) wrote,
lechaim_journal
lechaim_journal

4х4 в апрельском номере: ГЕРОЙ СТИЛЯ. ПАМЯТИ АСАРА ЭППЕЛЯ

На четыре вопроса отвечают: Николай Александров, Виктор Голышев, Александр Кабаков, Ксения Старосельская
Беседу ведет Афанасий Мамедов


БРУНО ШУЛЬЦ НАШЕЛ ПЕРЕВОДЧИКА ЭППЕЛЯ

Виктор Голышев, переводчик

АФАНАСИЙ МАМЕДОВ Одним из своих учителей Асар Исаевич считал поэта, переводчика и художника Аркадия Акимовича Штейнберга. Человека-легенду. Бытовавшие рассказы о нем нередко смахивали на предания. Каких только в будущем маститых поэтов и переводчиков не было на этих посиделках/семинарах. Какое место среди них занимал Эппель?

Виктор Голышев Аркадий Акимович Штейнберг был кладезем разно­образных и неожиданных познаний, но, главное, заражал искусством всех окружающих. Молодые люди вокруг него немедленно становились художниками и писателями вовсе не думая об этом, а просто существуя, он как-то ломал стену между искусством и неопределившимся человеком. В этом смысле Асару Эппелю повезло, хотя не сомневаюсь, что и до семинара у него был основательный литературный опыт. Сам я семинаров не посещал, поэтому о его роли там ничего не знаю.

АМ Блок писал, что стиль величина метафизическая, его не выбирают и не меняют, он не куется, но рождается совокупностью жизненных обстоятельств; потеря стиля или смена его ведут к творческой катастрофе, Блоку вторил Бродский. Асар Эппель «писатель языка», «писатель стиля», творческой катастрофы избежал, но не избежал пересудов. Некоторые критики заявляют, что появлению «своего стиля» Эппель обязан исключительно переведенному им же Бруно Шульцу.

ВГ Мне кажется, что именно Шульц нашел (заочно) переводчика Эппеля, человека, который по своим душевным качествам и стилистическим склонностям смог и захотел отдать должное этому писателю, а вовсе не научился у него писать. Эппель начал писать рассказы задолго до того, как напал на Бруно Шульца. Интересно, почему бывает так трудно признать за человеком оригинальность?

АМ Виктор Топоров в очерке «Чистая переводная работа» высказывает мнение, что Эппель был блистательным переводчиком, а прозаиком посредственным: «Сплошные шифоньерки одна другой красивее и безвкуснее». Вообще, возможно ли отделить Асара Эппеля поэта-переводчика от Асара Эппеля прозаика?

ВГ Эппель переводчик стихов и прозы и Эппель прозаик, по-моему, неразделимы. Когда его одаренности стало тесно в переводе, он начал писать прозу. Он прекрасен в переводе и своей прозой сильно добавил красочности нашему литературному пейзажу. Исступленная верность точному слову, любовь к выпуклой детали, замечательный слух и юмор присутствуют и там, и там. (В переводе последнее, конечно, по мере надобности, а в своем рассказе он может рассмешить до слез.)

АМ Есть вещи, плохо поддающиеся дефинициям. Не успел уйти из жизни настоящий писатель, как одни его стали называть русским писателем, другие русско-еврейским, третьи еврейским. Есть ли выход из этой бесконечной апории?

ВГ Литература не режимное предприятие, и литераторам пора последовать примеру милиции и отказаться от пятого пункта. Асар Эппель писал на русском языке о жизни в России он русский писатель. Еврей. Факты собственной биографии социальное происхождение, среда, национальность, образование, естественно, сказываются на писательском взгляде. Он впитал русскую культуру и другие и польскую, и еврейскую, как и подобает просвещенному человеку.

ПОЛНОСТЬЮ ЧИТАЙТЕ В АПРЕЛЬСКОМ НОМЕРЕ ЖУРНАЛА

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments